logo
 
?

где в москве поиграть в игровые автоматы

Пакт о ненападении, план "Барбаросса", Великая Отечественная война, Брестская крепость, 1941, Битва за Москву, Красная Армия, лица войны, фронтовая разведка, 1942, народное ополчение, "Красная звезда", публицистика войны, СССР, Сталинград, документы, каратели, немецкая армия, артиллерия, сводки с фронтов, 1943, Ржевская трагедия, блокада Ленинграда, НКВД, воспоминания, солдаты, плакаты, Курская дуга, десантники, память войны, танковые сражения, годы войны, партизанское движение, воздушные дуэли, операция "Багратион", самоотверженный подвиг, архив, союзники, подводники, 1944, офицеры, освобождение Европы, "Правда", мемуары, Крым, будни войны, 1945, Акт о капитуляции Германии, взятие Берлина, Победа Издание — Москва: Яуза, Эксмо, 2010 год (сокращённая редакция) Шел второй месяц войны, дежурства превратились в Обязательную непременность военизированного быта. Человек сидит на камне у воды, следит за ритмом волн, бегущих по кромке берега.

Три поста: в начале, в конце моста и на берегу, на мысочке, с которого видно оба берега – следить, чтобы диверсанты чего доброго не взорвали мост по дороге на Ленинград. За спиной у него тот окопчик, уже почти незаметный, оплывший.

Группа, в которой был Игорь, заняла место в окопчике на мыске. Мальчишки, наблюдавшие больше за небом, чем за мостом, ликуя повыскакивали из окопчика. Несколько десятилетий прошло, он давно уже не Игорь, а Игорь Александрович Бескин, полковник в отставке…

Высоко в темно синем небе с «не нашим» звуком, уже распознаваемым тренированным ухом, прошли бомбардировщики. И вдруг пришла простая мысль: все фронтовые годы, все непростые годы потом, был таки у него ангел хранитель!

Взметнулись прожектора, над городом повисли осветительные бомбы, послышались глухие разрывы фугасок. Ни чтение умных книг, ни наставления бывалых людей или родителей не имеют такой цены, как собственный опыт.

Над городом шел бой, небо было иссечено прожекторами, пунктирами трассирующих пуль, разрывами зенитных снарядов, отсветами занявшихся пожаров. Только собственной шкурой, осознав, что огонь обжигает, что спать можно в любом положении и что песчинка в сапоге на марше способна все вокруг превратить в ад, начинаешь постигать мудрость жизни, ее простые и такие высокие истины. Первый день армейской жизни в Тюменском пехотном училище после долгой дороги начался с бани.

Ближе к рассвету, вглядываясь в небо над городом в дымных клубах, стелющихся по ветру, ребята снова услышали «не наш» звук в небе – отбомбившись, самолеты уходили на запад. Добросовестный Игорь сначала не понял, почему парни жмутся и хихикают, когда он решительно схватил квач с полетанью, которую потом надолго запомнил.

Там его ждала медаль «За оборону Москвы», медаль того Игоря – выпускника школы, смешного тощего мальчика с очками колесиками на самоуверенно вздернутом носу.

После войны Игоря – фронтовика, капитана со многими боевыми наградами, разыскали через школу, пригласили в военкомат.

За утерю оружия из батальона отчислили, но, учитывая ранение, к ответственности не привлекли.

Так хотелось непременно совершить подвиг, взять летчиков в плен. Ему и в голову не пришло, что это – первое боевое ранение. За карабином несколько дней ныряли, но так и не нашли.

Пошел в штабной вагон – доложить о случившемся, повиниться в утере карабина.